РОССИЙСКИЙ НАУЧНЫЙ ЭЛЕКТРОННЫЙ ЖУРНАЛ Электронные библиотеки
2001 | Том 4 | Выпуск 6

Интернет и образование

А.М. Шкроб
редактор-издатель сетевой образовательной библиотеки VIVOS VOCO


Человечество выделилось из животного мира благодаря передаче накопленного опыта между поколениями и в пределах поколения. Приобретение этого опыта - социальную адаптацию - называют обучением, образованием, воспитанием - все эти термины отражают лишь аспекты единого, того, что в русском языке зовут просвещением *. Они, как грани кристалла, существуют лишь в совокупности, определяя отдельные стороны целостного процесса, который обеспечивает непрерывность и преемственность цивилизации.

* Сравните - "Министерство просвещения" и "Министерство образования". Известный исторический термин "Век просвещения" невозможно заменить "Веком образования". Эту разницу в смыслах использовал А.И. Солженицын, придумавший термин "образованщина"

Как ни странно, бурная эволюция общества за последнее тысячелетие относительно слабо сказалась на формах и способах социализации его членов, и это вряд ли случайно. Цеховое обучение, школы, университеты сформировались и сохранились как оптимальные и профессиональные средства соединить ведущую роль прямой межличностной передачи знаний и умений с необходимой гарантией их объема и качества. Отдадим должное чуткости языка - возможно самообучение, самообразование и даже самовоспитание, однако не существует "самопросвещения". Все эти "само-" носят лишь компенсаторный и ограниченный характер и возможны лишь на фоне развитых общественных институтов.

Любопытно, что величайшие революции в технике хранения и передачи информации: книгопечатание, кино, радиовещание, телевидение - тоже практически не сказались на механизмах обучения. Даже самые замечательные и продуманные учебники не отменили потребности в посредниках: лекторах, преподавателях, учителях... Учебные фильмы и образовательные передачи заняли место вполне достойное, но совершенно непропорциональное ожиданиям футурологов.

Нет сомнения, что бешеный темп развития цивилизации ставит перед просвещением ранее неведомые проблемы. Скорость накопления знаний и преобразования техники такова, что никакое обучение нельзя более считать завершенным. Социальные изменения бросают вызов любому "традиционному" воспитанию. Неустойчивость рынка труда в соединении с отмиранием и рождением целых групп профессий вынуждает людей к частой смене рода занятий и связанных с этим общественных функций. И, наконец, реально протекающая глобализация, хотим мы этого или нет, неизбежно сопряжена с подчинением неким мировым стандартам, которые распространяются не только на уровень знаний, но также на шкалу ценностей и нормы поведения.

Принято считать, что решение этих и других, не помянутых здесь проблем современного просвещения, возможно лишь с привлечением принципиально нового технического средства - Всемирной Информационной Сети, кратко именуемой Интернет или попросту Сеть. В самом деле, даже сейчас, в сущности, на начальном этапе своего развития Сеть необыкновенно расширила информационный потенциал человечества и сделала его в совокупности легко и равно доступным миллиардам людей во всех уголках планеты.

Первая и главная особенность Сети в том, что она является не только эффективным и универсальным орудием передачи информации, но одновременно и ее бездонным хранилищем. Вряд ли можно сомневаться, что будущее за электронными носителями информации, которые со временем полностью вытеснят "бумажные". В конце концов, именно любовь к книге - с ее относительной дешевизной, транспортабельностью, удобством пользования, наконец, с многовековой традицией - стимулирует создание адекватных электронных устройств. Рано или поздно все наше книжное богатство, а заодно кинофонды, собрания музыкальных записей и т.п. подвергнутся электронизации, и Сеть станет не только самым удобным, но, в пределе, единственным способом массового доступа. Как собрание знаний Сеть имеет значительные преимущества перед современными библиотеками, музеями, лекториями и другими локальными культурными центрами, поскольку вся находящаяся в ней информация потенциально открыта любому клиенту и доставляется ему практически мгновенно.

Второе, не менее важное свойство Сети - автономность любого, даже самого незначительного ее узла. В сущности, Сеть можно рассматривать как гигантский Самиздат, практически не поддающийся цензуре, регламентации и любым другим формам контроля. Все попытки внешнего управления удается блокировать или нейтрализовать разнообразными техническими приемами, эффективность которых удесятеряется отсутствием в Сети каких бы то ни было формальных границ.

Третья черта Сети, о которой здесь необходимо упомянуть, состоит в специфике ориентации в этом бесконечно разнообразном виртуальном мире. Здесь реально используются два взаимодополняющих подхода: более или менее универсальные автоматизированные поисковые системы и рекомендательные списки, основанные на тех или иных экспертных оценках. Первые служат главным способом консолидации сетевых информационных ресурсов, тогда как вторые делают возможным их дифференциацию и фильтрацию, выполняя роль своего рода наставников или проводников.Наднациональный и надгосударственный характер Сети в сочетании с бесконтрольным плюрализмом и неограниченной свободой выбора источников информации создают совершенно новую ситуацию для формировании личности и ее культурного тезауруса. С одной стороны, Сеть явно благоприятствует развитию людей в соответствии с их природными наклонностями и дарованиями. С другой - помещая людей в общую "мировую деревню", она размывает осознание культуры, как исторически сложившейся системы традиций, правил и ценностей, которые определяют принадлежность личности к любой социальной общности, будь то класс, нация, религиозная конфессия или страна. В этой связи нельзя не признать, что Сеть способствует  распространению таких элементов глобализма, как культ потребления, американизированная поп-культура, экспансия английского языка и т.п.

* * *

Нетрудно угадать, что в России развитие образовательного сектора Сети отличается своеобразием.

В США Сеть исходно была средством информационного обмена между научными и образовательными центрами и потому с самого начала несла традицию добротного культурного наполнения. У нас же культурный слой Сети возник и поддерживается в значительной мере усилиями любителей и дилетантов, и лишь в самое последнее время в этот процесс вовлекается Академия наук, университеты, крупные библиотеки и т. п. Вряд ли стоит занимать здесь место примерами, иллюстрирующими количественный и качественный уровень нынешнего российского образовательного Интернета. Любой может составить об этом представление хотя бы по соответствующим рубрикам таких поисковых систем, как "Яndex" или "Aport". Удручающее засилие невежества, поп-культуры, псевдо- и антинауки, безусловно , можно рассматривать как своего рода "детскую болезнь", которая постепенно будет изжита. Увы, на это уйдут многие годы, и пока добротные образовательные русскоязычные ресурсы по темпам роста явно отстают от технического распространения Сети.

Между тем, потребность в них высока именно сегодня. Огромный фонд образовательной литературы для школьников, созданный за многие десятилетия, предшествующие потрясениям 90-х годов, практически исчез в результате физического износа. Возникший вакуум, в основном, заполняют издания, приемлемые лишь при условии тотальной американизации отечественного образования. Катастрофически сократились тиражи научно-популярных журналов, таких как "Природа", "Квант", "Земля и вселенная", "Знание-сила"... Взгляните на список литературы, поступающей в школу, где учатся ваши дети! Как реакцию на информационный голод, отягощенный низким уровнем доходов читателей, можно рассматривать появление в российском секторе Сети большого числа общедоступных и бесплатных частных или общественных электронных библиотек. Оставляя за скобками их достоинства и недостатки, выделим главное - сетевые издания (особенно, переиздания) обходятся несравненно дешевле "бумажных" и могут осуществляться сколь угодно широким кругом "компьютерных" людей, автоматически решая при этом проблемы тиража и распространения. Этот уникальный опыт, поставленный самой жизнью, несомненно, может и должен быть воспроизведен, пусть в более цивилизованной форме, при планомерном строительстве образовательной Сети*. Нет сомнения, что в ответ на все усиливающуюся дифференциацию образования по имущественному признаку сетевое сообщество России будет искать и находить и другие формы компенсации этого процесса.

* Пока что невольным благом является даже засоренность многих сетевых библиотек низкопробным чтивом, поскольку это разгружает семейные бюджеты от покупки литературы одноразового употребления.

К сказанному добавим, что бедность большинства наших граждан практически исключает для них "домашний" Интернет (забудем пока чисто технические трудности!). Неудивительны поэтому усилия, прилагаемые для охвата Сетью хотя бы средних школ и других учебных заведений. Эта тенденция поддерживается как властями, так и разного рода частными фондами, причем в отсутствие государственных образовательных стандартов трудно судить о степени совпадения преследуемых интересов.

* * *

Констатацию трудностей и болезней роста образовательного сектора российской Сети ни в коей мере не следует рассматривать как повод для пессимистических оценок и прогнозов. Речь идет лишь о том фоне, на котором нам с неизбежностью предстоит готовить нынешнее подрастающее поколение к жизни в мире новых информационных технологий. По-видимому, наиболее продуктивным будет последовательно рассмотреть наиболее очевидные и злободневные из возникающих проблем. Несколько упрощая, можно выделить три основные тенденции приложения Сети к нуждам образования:

  1. применение сетевых технологий,
  2. использование информационного содержания Сети и
  3. участие в жизни Сети как элемент образовательного процесса.

Способ реализации, относительный вклад и внутренний смысл этих направлений в значительной мере зависит от концепции и структуры образования. В конце концов, Сеть есть не более чем техническое средство, использование которого подчинено неким целям. В этой связи уместно напомнить, что наша страна вступила на путь реформ образования, которые по масштабу последствий вряд ли уступят экономическим реформам. Конечная цель этих реформ состоит в приведении образовательной системы в соответствие с идеологией и практическими нуждами реставрируемого капитализма, с кардинально изменившимися ролью и возможностями государства, с требованиями и стандартами экономически развитых стран.

В соответствии с этими задачами, образование все в возрастающей степени становится товаром, платной услугой, приобретаемой либо по потребности, либо под воздействием рекламы. Смысл этой торговой операции заключается в повышении собственной ценности на переменчивом рынке труда, приобретении знаний и навыков, обеспечивающих победу в конкурентной борьбе, усвоение канонов и норм поведения, принятых в мире рыночных отношений. Эта тенденция, несомненно, способствует чисто утилитарному, прагматическому подходу к образованию, оттесняя на периферию такие его стимулы, как любознательность, тяга к культуре и т. п. (ср. [1]).

Меняется не только содержание образования… Если раньше оно имело целью уравнять возможности различных слоев населения, то "сегодня школа получила социальный заказ структурировать общество. Нужна школа, которая стимулировала бы формирование различных социальных групп, сословий, общин, местных элит, их стабилизацию и воспроизведение" [2]. Неудивительно поэтому, что  успех образовательных  реформ оценивается по динамике предпочтений молодежного электората [3].

Совмещение "интернетизации" учебных заведений со сдвигом образовательных ориентиров делает непростой задачей предугадать ее последствия для российского просвещения, тем более, что в нашей стране, в отличие, например, от Франции и Германии, государство своими законами не защищает Сеть ни в языковом, ни в содержательном отношении.

* * *

Интернетные технологии являются мощным инструментом реформирования образования. Главенствующую роль здесь играет так называемое дистанционное обучение. В сущности, это хорошо известное в нашей стране заочное обучение, однако, при встраивании в Сеть его возможности настолько расширяются, что это вполне оправдывает перемену названия. К примеру, использование гипертекста позволяет связать воедино семантически смежные разделы, анимация, видеосюжеты и звуковые иллюстрации значительно повышают дидактический потенциал, интегрированные тесты облегчают самопроверку усвоения и т.д. Крайне существенно, что в рамках Сети осуществима интерактивность не только преподавателя с каждым учащимся, но также и между соучениками, вплоть до проведения аудио- или  видеоконференций.

Возможности и ограничения дистанционного обучения, его правовые и иные аспекты детально рассматриваются в только что опубликованной статье Н.В Карлова и Н.Н. Кудрявцева [1]. Авторы приходят к выводу, что в современном обществе это наиболее эффективный и экономически оправданный способ приобрести заранее обусловленный объем знаний. С его помощью можно "создать крупномасштабную систему пере- и доучивания больших масс потенциально ценных работников", реализовать "дистанционную схему переподготовки и повышения квалификации профессиональных кадров, особенно инженерных".

Значительно менее, по их мнению, применимо дистанционное обучение базовым естественно-научным (но не гуманитарным!) дисциплинам, и уж совсем непригодно оно для получения среднего образования. Здесь вряд ли уместно оспаривать "гуманитарную" оговорку, однако последнее утверждение явно заслуживает обсуждения.

Кудрявцев и Карлов обосновывают его слабой мотивацией обучения, свойственной нежному возрасту, но, главное, тем, что именно в этом возрасте "есть потребность следовать примеру - живому, реальному, непосредственно и повседневно ощущаемому. Объектом подражания часто становится школьный учитель, наставник". С этой мыслью, выстраданной тысячелетним опытом, нельзя не согласиться. И далее: "Подмена учителя компьютером разрушает систему тонкого учебного воздействия, обращенного к специфически человеческим особенностям взрослеющего организма".

Услышат ли эти предостережения оппоненты, которых вовсе не пугает, что "компьютеры взорвут школу"? Сами того не желая, авторы дают им в руки более чем веский аргумент. Они отмечают, что "прямой контакт между обучаемым и обучающим способствует доминированию в воспитательном процессе консервативного начала. И это, как правило, хорошо, так как образование призвано вооружать молодых людей всем накопленным предшествующими поколениями знанием". Этот благодетельный консерватизм наставников, констатируют Кудрявцев и Карлов, в иные времена, однако, препятствует необходимым изменениям образовательной системы. Трудно предположить, что реформаторы, не будучи способными одномоментно сменить "старомодных" учителей, удержатся от соблазна оттеснить их от подрастающего электората с помошью новейших технических средств.

Эта вполне реальная опасность не должна, однако, заслонять позитивные аспекты использования дистанционного обучения в средней школе. Даже сами Кудрявцев и Карлов рекомендуют его как средство выявить особо одаренных школьников и предоставить им возможность оттачивать талант вне элитарных гимназий и лицеев. Это тем более актуально, что отечественные реформаторы, в первую голову, значительно сократили число часов, отведенных на преподавание естественных наук. Однако, это лишь верхушка айсберга… В реальной жизни из-за дефицита учителей-предметников заметной доле старшеклассников соответствующие дисциплины либо не преподаются вовсе, либо в безобразно усеченном виде. Дистанционное обучение может послужить паллиативом, позволяющим "подтянуть" эту часть молодежи к нормативному уровню.

Коммерческий потенциал дистанционного обучения делает его приманкой для дилетантов. Между тем, это слишком серьезное дело, чтобы поручать его даже опытным преподавателям. В действительности, профессиональное сетевое дистанционное обучение - это системный институт, в котором носители Знания: ученые, специалисты в области литературы, искусства и т.д. - объединены с методистами, психологами, дизайнерами, программистами, работниками технических служб. Видимо, не случайно Кудрявцев и Карлов, подчеркивая ведущую роль Сети в современном дистанционном обучении, в качестве демонстрационного примера используют не какой-либо особо удачный интернетный курс, а внесетевую Заочную физико-техническую школу при МФТИ.

* * *

Подлинная компьютерная революция произошла, когда компьютеры стали привычным и доступным инструментом. Труд легиона конструкторов и программистов эмансипировал нас от необходимости знать внутреннее устройство вычислительных машин, таинства работы операционных систем и исполняемых программ и т.п., позволяя сосредоточится на главном - повседневном решении больших или малых вычислительных и информационных  проблем.  Героическая эпоха любительского программирования и самодеятельной модернизации "железа" сходит со сцены *, и в современных условиях компьютерная грамотность - это вовсе не плодотворное употребление отвертки или Паскаля, а способность формализовать  поставленную задачу, навык выбора и оценки применимости требуемых программ, привычка и умение пользоваться инструкциями и т.н. "помощью".  Иными словами,  - уверенное владение доступным арсеналом, позволяющее максимально упростить, ускорить и удешевить путь к результату.

* Общая тенденция нашей цивилизации состоит в том, что любая кустарщина в значительной степени теряет смысл на фоне усложнения техники и ускоряющейся смены ее поколений при одновременном росте надежности. Это, пожалуй, не менее характерный признак постиндустриального общества, чем сокращение доли его членов, занятых в материальном производстве. Подобная тенденция способствует изменению точек приложения "светлых голов" и "золотых рук".

Примерно так же дело обстоит с интернетной грамотностью. Мифологизация Интернета как многоцветного виртуального мира, полного соблазнов и приключений, имеет чисто коммерческую природу, заслоняя его истинное назначение и практическую пользу. В отсутствие разумной мотивации и элементарных навыков пребывание в Сети уподобляется упражнениям крыловской мартышки с очками или превращается в навязчивую манию.

Между тем, Интернет, сохраняя свои информационные функции, все более выходит за их рамки. В него постепенно переносится почта, телефония и другие виды связи, различные виды деловой активности, включая торговлю и банковские операции, наконец, Сеть становится средой, в которой трудится все возрастающее число людей, для которых нет производственной необходимости личного присутствия "на службе".  И это только начало…

Это вовсе не виртуальный, а вполне реальный мир, в котором предстоит жить нашим детям, и задачей государственного среднего образования является подготовить их к этому, помочь избежать "синдрома Маугли",  хорошо знакомого их родителям, запоздало встретившимся с компьютерами. Разумеется, речь идет не о введении очередного учебного предмета, а о выработке системного подхода, ориентирующего школьников на использование Сети в качестве привычного и полезного инструмента.

Здесь, видимо, целесообразно остановиться на образовательных аспектах использования информационных ресурсов Интернета. Грамотное приобщение к этим ресурсам должно начинаться в школе, приобретать специализированный оттенок в ВУЗах и стать существенным компонентом всех видов самообразования.

Техническая сторона этой грамотности заключается в умении быстро разыскать необходимые материалы. Разумеется, эта проблема не нова, и в досетевую эпоху она более или менее успешно решалась с помощью библиотечных каталогов, библиографических указателей, обзоров, списков использованной литературы в книгах и статьях и т.д. Огромное значение имели  специализированные библиографические издания вроде Chemical Abstracts и Current Contents, которые делали возможной навигацию в экспоненциально растущих массивах научных публикаций. Вообще, умение "работать с литературой" было и остается одним из основных критериев качества высшего образования и залогом успешной работы после его завершения.

Все это могучее хозяйство постепенно либо дублируется в Сети, либо перебирается в нее, приобретая, как правило, форму баз данных. В этой же форме реализуются информационные центры и цивилизованные электронные библиотеки. Общая тенденция состоит в такой унификации описания единиц хранения, которая будет инвариантна к их семантике, способу представления, природе носителей и т.п. и позволит создать универсальную информационную среду, обслуживаемую интеллектуальными поисковыми системами. Хотя инфраструктура этой среды находится лишь в зачаточном состоянии, тем не менее, уже сейчас оправдано освоение ее возможностей с помощью специализированных курсов. В качестве удачного примера здесь можно привести биоинформатику, читаемую в Институте биомедицинской химии РАМН [4].

Как ни привлекательно будущее, сегодня поиск в российских сетевых ресурсах *, как уже отмечалось выше, осуществляется, в основном, с помощью рекомендательных списков и/или универсальных поисковых систем.

* Может показаться странным, что при наднациональном характере Сети здесь рассматриваются только российские ресурсы. Причин тому несколько…  Во-первых, отдавая должное знанию иностранных языков, нельзя ставить в зависимость от него приобретение тех или иных знаний. Во-вторых, глобализации необходимо противопоставить (или, если угодно, с ней совместить) развитие национальной культуры. В-третьих, государственное образование предполагает, в идеале, государственное же стимулирование развития именно отечественных ресурсов. В-четвертых… пятых… десятых…

При этом мы получаем в качестве образовательных материалы, которые либо кем-то отнесены к этой категории, либо удовлетворяют сделанному запросу. В первом случае мы оказываемся в зависимости от квалификации, вкусов и убеждений составителя, а во втором - от уровня "информационного шума" и нашей собственной способности и возможности его отфильтровать.  В принципе, это совершенно нормальная ситуация, однако ее разрешение в нынешних условиях крайне затруднительно.

До недавнего времени все материалы, которые условно можно назвать образовательными, перед публикацией подвергались рецензированию, редактированию и прочим операциям, целью которых было максимально обеспечить достоверность, соответствие принятым в литературе стандартам, наличие справочного аппарата, наконец, согласие с нормами русского языка. Коротко это можно назвать предварительной профессиональной фильтрацией. Дополнительным профессиональным фильтром служили составленные специалистами рекомендательные списки, которые, безусловно, не были особо популярны у массового читателя, но оказывали свое воздействие через учителей, преподавателей ВУЗов, библиотекарей и т.п.

Вся эта система практически не функционирует в Сети. Значительная доля представленных в ней материалов анонимна, лишена указаний на источники, косноязычна и т.д. О каких-либо гарантиях достоверности и говорить не приходится. К тому же, в силу необходимости экономить время и деньги пользователя, преобладают дайджесты, познавательная ценность которых, как правило, ничтожна. Что же касается рекомендательных списков или - на сетевом жаргоне - "списков линков", то и они в подавляющем большинстве отражают лишь дилетантизм, если не невежество своих составителей. Даже такое, в сущности, полезное начинание, как сетевая публикация лучших работ учеников, студентов и аспирантов, выйдя из под контроля школ и ВУЗов, породило лишь гигантские собрания шпаргалок.

В силу специфики Сети не существует ни юридических, ни технических способов освободиться от этой виртуальной макулатуры, и все попытки в этом направлении сведутся к бессмысленной борьбе снаряда с броней.  Приходится примириться с высоким уровнем "информационного шума", как расплатой за свободу самовыражения с ее неизбежными спутниками: интеллектуальным анархизмом и безответственностью. Их проявления у нас тем более естественны, что российский Интернет перескочил от любительства к коммерции, минуя научную фазу.

Преодолеть эту ситуацию можно и нужно, продвигаясь в двух, и, притом, встречных направлениях.

С одной стороны, необходимо повысить эффективность фильтрации со стороны читателя. Разумеется, для этого надо обучать технике составления запросов поисковым системам. Как правило, этого достаточно при обращении к профессиональным базам данных типа MedLine или Chemical Abstracts. Что же касается  универсальных поисковых систем, то "замусоренность" Сети столь высока, что при отборе материалов едва ли не большее значение имеет культурный тезаурус читателя.

Чем шире его кругозор, глубже знания, прочнее научное мировоззрение, тем с большей легкостью и уверенностью он может отбраковывать чепуху,  ложь, фальсификации и т.п. Если, однако, Сеть для читателя, особенно юного, служит единственным или преобладающим источником информации, то возникает порочный круг, разорвать который не так просто. Самый надежный путь повышения личной "помехоустойчивости" - тренировка в рамках той или иной образовательной структуры, когда результаты поиска и анализа найденных материалов обсуждаются с участием квалифицированных наставников: учителей, вузовских преподавателей, старших коллег по работе и т.п. Этому должен способствовать сам характер заданий, выполняемых учащимися (доклады, обзоры, рассказ о новостях науки и культуры и т.п.).

Несомненно, существенную помощь читателю может оказать консолидация "здоровых сил". В российской Сети немало первоклассных узлов и порталов, созданных научными учреждениями, ВУЗами, библиотеками, общественными объединениями и частными лицами. В идеале, связав их паутиной гиперссылок (в том числе и на уровне отдельных материалов), можно получить открытую для расширения систему, в рамках которой вероятность встречи с халтурой значительно снижена. Этот процесс отделения тверди от хляби пока происходит вяло и спонтанно лишь потому, что он не стимулируется государственной образовательной политикой, Назрела необходимость распространить на Сеть российские законы, предусматривающие лицензирование и сертификацию образовательных учреждений. Это не цензура, а, своего рода, знак качества *. Одним из критериев такого качества, безусловно, должны быть ссылки только на добротные отдельные источники и ресурсы в целом. Этот критерий должен применяться также при предоставлении грантов фондами, созданными для поддержки образования и науки.

* Заметим, что, скорее всего, именно  коммерциализация образования будет косвенно способствовать такого рода законодательным шагам.  Этого рано или поздно  потребует необходимость легализации документов об успешном завершении платных курсов дистанционного обучения.

Встречное направление - очевидно. Оно заключается в увеличении доли добротных материалов, представленных в Сети.  Обсуждение всех просматриваемых здесь путей и перспектив явно выходит за рамки этой статьи, хотя к некоторым аспектам этой проблемы мы еще вернемся. Здесь же уместно коснуться лишь одного, но крайне важного момента - платности доступа *.

* Платность доступа была одной из тем круглого стола, состоявшегося в конце прошлого года в РГБ, который был посвящен электронным библиотекам. О ходе обсуждения можно судить по отчетам участников [5-7].

Нет нужды доказывать, что платежеспособность как учащихся, так и преподавателей всех уровней в большинстве низка, и любая коммерция на знаниях катастрофически скажется на числе читателей. Надо сказать, что этот рынок еще не сформировался, и можно встретить самые разные подходы. Так, например, в электронной библиотеке [8], созданной при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), доступ к полным текстам открыт лишь ограниченному кругу клиентов, вне которого их нельзя получить даже за деньги (в том числе и ученым, получившим гранты от этого фонда). Во многих библиотеках и информационных центрах действуют платные службы рассылки бумажных или электронных копий.  Одни информационные центры, например, Институт научной информации  по общественным наукам РАН (ИНИОН) [9], открыли бесплатный доступ к аннотированным  базам данных, а во Всероссийском Институте научной и технической информации (ВИНИТИ) [10] он возможен лишь в демонстрационном режиме.

Следует обратить внимание на следующее, не всем очевидное последствие платности доступа к научной и образовательной литературе. Поневоле приходится экономить, ограничиваться лишь самым необходимым, а это приводит к исключению некоторой бессистемности чтения, которая, как ничто другое, содействует расширению кругозора, пробуждению ассоциативных механизмов и способности решать задачи, лежащие на стыке наук *.

* Спонтанное превращение электронных библиотек в базы данных - еще один фактор (уже чисто технического свойства), объективно препятствующий умеренной бессистемности чтения. Истинно грамотные "библиотекари" это понимают и учитывают. Так, например, Ю. Гарфилд, создавая электронную версию Current Contents (CCOD) как мощную базу данных (запрос-ответ), предусмотрел в ней возможность традиционного просмотра журнальных обложек - вдруг читатель заметит что-нибудь этакое!

* * *

Любопытная задача для психолога - как сказывается менталитет детей и подростков на формах их активности в Интернете? Равно как обратная задача - как  влияет Сеть на сознание подрастающего поколения?

Пассивное общение с Сетью проходит тет-а-тет, и окружающие лишь косвенно могут судить о нем и оказывать влияние на этот процесс. Иное дело, когда вы начинаете использовать Сеть не только для получения, но и для обмена информацией? В силу открытости и публичности Сети, любое действие приобретает более или менее выраженный общественный характер и  доступно для внешней оценки и контроля (даже индивидуального в случае личной переписки).

Именно поэтому активная жизнь в Сети является важным полигоном для школьной педагогики. Диапазон возможностей здесь необычайно широк, поскольку понятие географического отдаления исчезает, а способы общения так же многообразны, как технические средства самовыражения.

Наблюдая за пестрым миром школьного Интернета, поражаешься неумолимости биологического закона стадийного развития. Представлены все фазы - от индивидуального и коллективного эксгибиционизма наивных "домашних страниц" до вполне зрелых и разумных проектов. Неистребимая, чисто школьная тяга к показухе проявляется в проведении бесчисленных и бессмысленных конкурсов - чей сайт лучше?

Нетрудно сообразить, что любые попытки воздействовать на эти полухаотические явления - дело безнадежное. Тем более, что ученики нередко более искушены в сетевых проблемах, чем их наставники. Можно лишь рискнуть предложить для обсуждения две проблемы, имеющие достаточно общий характер.

Первая заключается в осознании школьником публичности своих сетевых упражнений. В воспитании вкуса, достоинства, чувства меры, позволяющих ему уловить тот момент, когда из своего компьютера или локальной школьной сети пора выйти в Сеть и сообщить нечто новое и полезное граду и миру.

Вторая знакома каждому, чьи дети посещали уроки труда. Вспомним, что воспитанники Макаренко изготовляли не макеты табуреток, а сверхсложные по тем временам фотоаппараты. Иными словами, самой полезной формой сетевой активности школьников, думается, является их приобщение к "взрослой" деятельности, например, к оформлению сайтов местных музеев, заповедников, театров и т.д. Вот только один пример - ботаническая программа-определитель, созданная при участии школьников [11]

* * *

Автору уже случалось обращаться к теме "Интернет и образование" (см., например, [12,13]), и полученный при этом опыт показывает, что рассмотрение отдельных итогов практической деятельности подчас полезнее анализа общей картины. Попытаемся извлечь уроки из истории создания и развития сетевой мультидисциплинарной образовательной библиотеки "VIVOS VOCO" [14].

Эта библиотека функционирующая с сентября 1997 г., сейчас размещена на сервере Национальной электронной библиотеки (синхронные зеркала - на серверах Российской Государственной библиотеки и Института биомедицинской химии РАМН). В ее фонде более 5000 файлов, примерно половину которых составляют текстовые материалы (остальное, главным образом, иллюстрации). Ежедневно VIVOS VOCO посещают 400-700 читателей, которые "скачивают" более тысячи текстов. В рамках проекта OREL [15] все материалы, представленные в VIVOS VOCO, автоматически включаются в электронный фонд РГБ. В скором времени полная копия VIVOS VOCO на компакт-диске начнет бесплатно предлагаться государственным учебным заведениям и библиотекам, пока не имеющим доступа в Сеть. С 2000 г. деятельность VIVOS VOCO поддерживается грантом РФФИ (№ 00-07-90172).

Главная задача VIVOS VOCO - возвращение читателю лучших научно-популярных, биографических, публицистических и иных произведений, изданных в предыдущие десятилетия и по разным причинам имеющих мало шансов быть переизданными. Однако, большую по объему долю составляют избранные публикации из текущих номеров таких журналов как "Природа", "Квант", "Вестник РАН", "Новая и новейшая история", "Вопросы истории естествознания и техники", "Науковедение" и др. Наиболее ценные из этих публикаций объединяются со "старыми" в разделе "Подшивка", предназначенном для "вечнозеленых" материалов.

Специфика VIVOS VOCO как именно образовательной библиотеки проявляется в стремлении подчинить ее структуру и комплектацию не только информационным, но, в не  меньшей степени, воспитательным задачам.  Это побудило, в частности, создать биографический раздел "ЖЗЛ", собрать все действовавшие конституции нашей страны и оставшиеся нереализованными конституционные проекты и разместить их рядом с европейскими конституциями. Откровенно дидактический характер имеют такие разделы как "Камертон" и "Урок английского", представляющие собой собрания произведений отечественных и зарубежных авторов, мысли которых кажется особенно уместным проецировать на современность. В разделе "Честное слово" собраны публичные выступления писателей и ученых, оставшиеся в истории нашей страны как образец мужества и искренности.

В целом, главным  воспитательным "оружием" в VIVOS VOCO является подбор и расстановка материалов, имеющих знаковое значение. Быть может, читатель этой статьи сумеет уловить его в списке авторов, чьи избранные произведения представлены в библиотеке: А.И. Герцен, А.Ф. Кони, Б. Рассел, И.П. Павлов, П.Л. Капица, Н.Я. Эйдельман, Ю.М. Лотман, Ч.П. Сноу, С.Я. Маршак, Б.А. Слуцкий. Такой подход, в частности, ориентирован на родителей и учителей, которые, как свидетельствуют читательские письма, в немалой степени способствуют популярности VIVOS VOCO.

Сотрудничество с редакциями. Образовательная библиотека должна по возможности гарантировать читателю доброкачественность представленных в ней материалов. В VIVOS VOCO эта задача решается тем, что публикуются лишь статьи, прошедшие обычный цикл селекции и редакционной подготовки в заведомо хороших изданиях. Дополнительный отбор имеет целью отсеять статьи, написанные суконным языком, пересыщенные специальной терминологией, посвященные слишком узким проблемам и т.п.

Естественно, что такая деятельность  возможна лишь при поддержке и сотрудничестве журнальных редакций. К счастью, в большинстве журналов понимают, что сетевые публикации не только не уменьшают число подписчиков (оно и так предельно мало, а розничная продажа отсутствует) а, напротив, способствуют, популярности издания.

В результате, VIVOS VOCO передаются чистые листы, сигнальные экземпляры или электронные макеты (в "Кванте" - готовые PDF-файлы) текущих номеров, что позволяет представить отобранные статьи в Сети не позже, а, обычно, раньше выхода журнала из печати.

Разумеется, подобная форма сотрудничества является паллиативом, временно компенсирующим читателю отсутствие полномерной электронной версии журнала. При появлении таковой она теряет смысл (так произошло с журналами "Наука и жизнь", "Знание-сила", "Человек"). 

Как ни странно, менее всего склонны к сетевым публикациям редакции естественно-научных академических журналов. Попытка регулярно знакомить массового читателя с лучшими из свежих обзорных статей пока не удалась. Причин, по-видимому, две: юридические ограничения, наложенные издательством "МАИК - наука" и нежелание подвергнуть напечатанные статьи дополнительному отбору вторичным публикатором.

Сотрудничество с редакциями весьма благоприятствует деятельности VIVOS VOCO. Здесь следует упомянуть доступ к журнальным архивам и картотекам авторов, и, особенно, ценные советы и рекомендации работников редакций. Еще один важный фактор состоит в том, что при использовании электронных макетов печатных изданий исключаются огрехи, обусловленные сканированием и распознаванием текстов, и значительно улучшается качество иллюстраций.

Соблюдение авторских прав. Все публикации VIVOS VOCO снабжены явным указанием на держателя авторских прав и логотипами журналов. В случае представления PDF-файлов, "фотографически" воспроизводящих журнальные страницы, оговариваются права издателя.

Вначале всем публикациям предшествовало получение прямого разрешения автора (обычно устного или посредством электронной почты). Однако после того как выяснилось, что ни один из примерно 300 авторов не возражал, обращения к авторам стали выборочными (примерно треть публикаций). За все четыре года существования VIVOS VOCO от авторов поступило лишь несколько вполне справедливых замечаний, связанных с техническими погрешностями сетевой версии.

Таким образом, стандартом в VIVOS VOCO является поддержка сетевого воспроизведения первичным публикатором, по возможности и при кажущейся необходимости дополняемая согласием держателя авторских прав. В декларированных VIVOS VOCO правилах публикации оговорено обычное для Сети обязательство немедленно удалить материал по желанию его автора.

Практика VIVOS VOCO показывает, что соблюдение действующих законов об охране авторских прав лишь в малой степени ограничивает спектр сетевых публикаций. Более того, неизбежные при этом контакты с авторами и наследниками их прав способствовали получению многих редких и труднодоступных материалов.

Форма представления. Все материалы публикуются полностью, в подавляющем большинстве, с сохранением всех иллюстраций и справочного аппарата. Большая их часть представлена в виде HTML-документов, поскольку этот формат наиболее распространен в Сети и позволяет простейшими способами совместить текст с графическим оформлением, варьировать начертание шрифта и использовать аппарат гиперссылок.

Главные мотивы при создании HMTL-документов - предельная простота и стандартизация оформления и максимальная совместимость с возможностями наиболее популярных бесплатных броузеров (NetScape, MSIE). Скрипты и апплеты используются крайне редко, например, для управляемого читателем изменения фона или при показе "роста" фрактальных избражений.

Для удобства чтения подстрочные примечания обычно погружаются в текст и выделяются шрифтом, а большие параграфы разбиваются на более мелкие, так как это значительно облегчает чтение. Объёмистые тексты  редко расщепляются на небольшие файлы, не только из-за трудоемкости подготовки множества HTML-страниц, но, главным образом, из убеждения, что текст чаще будут читать в режиме "off-line", в котором размер файла не столь критичен.

Редкие издания и материалы, изобилующие формулами и графиками, воспроизводятся факсимильно. Опыт показал, что наилучшее качество при наименьших затратах времени достигается при "фотографическом" воспроизведении печатных страниц в GIF-формате, причем изображения далее встраиваются в серию HTML-файлов.

Если в распоряжении имеется электронный макет журнала, то в ряде случаев используется PDF-формат. К нему же прибегают, если при воспроизведении книги промежуточно создаются файлы в формате PostScript. Это целесообразно в тех случаях, когда сетевая версия создается параллельно с подготовкой к типографскому переизданию.

К сожалению, из-за отсутствия общероссийских сетевых стандартов документы, представленные в VIVOS VOCO, пока не снабжены универсальным библиографическим описанием (типа Dublin Core).

Библиография. Задачей VIVOS VOCO является не столько заменить печатные издания, сколько представить их читателю. Эта посредническая функция обеспечивается, в частности, регулярной публикацией различных библиографических указателей. Здесь можно упомянуть списки трудов П.Л. Капицы, Н.Я. Эйдельмана, Ю.М. Лотмана, обширный каталог научно-популярной литературы, годичные указатели журналов.

Публикация указателя к журналу "Квант" за все 30 лет его существования позволила начать реализацию проекта "«Квант» по кванту", в рамках которого публикуются статьи из старых выпусков, наиболее востребуемые читателями.

Навигация. Скорее всего, это - наиболее спорный момент в организации VIVOS VOCO… В целом, библиотека обслуживается поисковой системой, охватывающей все представленные материалы, однако собственно библиотечная рубрикация нарочито примитивна. Это сделано сознательно с целью "заставить" читателя просматривать заведомо избыточное количество заголовков, создать у  него иллюзию копания в незнакомой книжной полке. Цель очевидна - пробуждение интереса к смежным областям, расширение кругозора и т.д. Любопытно, что такая схема вызывает массу нареканий со стороны специалистов по электронным библиотекам, но ни единого - от читателей. Возможно, однако, это частично объясняется тем, что более половины их "выходит" на нужные публикации с помощью универсальных поисковых систем, таких как Яndex, Aport и Google.

Участие читателей. Главным каналом обратной связи служит переписка. Читатели сообщают о технических ошибках и огрехах в документах, просят опубликовать те или иные нужные им или особо ценимые ими материалы, предлагают для публикации собственные произведения, сообщают о готовности предоставить вырезки, редкие и труднодоступные издания или оказать помощь при подготовке документов для Сети. Нередки просьбы связать пишущего с авторами публикаций и редакциями журналов, сообщить имена и адреса специалистов в разных областях науки и культуры.

В качестве первичного публикатора VIVOS VOCO выступает исключительно редко, ввиду невозможности осуществить обычную редакционную подготовку (рецензирование, научное и литературное редактирование и т. п). Что же касается технической помощи, то опыт показал, что она малоэффективна, поскольку узким местом является сверка электронного текста с оригиналом, которую непременно должен осуществить издатель VIVOS VOCO*.

* Это не оговорка… Сетевую публикацию, по мнению автора (и в согласии с действующими законами) безусловно должно рассматривать как издание или переиздание, со всеми вытекающими из этого юридическими обязательствами и издательскими нормами.

Помощь школьников. Выше отмечалась целесообразность привлечения школьников к сетевой деятельности не через "игрушечные" мероприятия, а путем включения в некое реальное общеполезное дело. Примером тому может служить летняя практика по информатике у десятиклассников московской гимназии №1543 (1999-2001 гг., преподаватель - В.Д. Арнольд). Будучи разбитыми на бригады по 4-5 человек, они занимаются подготовкой книг к сетевой публикации в VIVOS VOCO: сканированием, вычиткой, набором в TeX, подготовкой рисунков и т.д. На их счету книги Н.Я. Эйдельмана, Б.Ф. Данилова, биографический справочник членов ЦК КПСС, несколько брошюр из библиотечки "Квант".

Информация, реклама, статистика. VIVOS VOCO не участвует в обмене баннерами и не размещает на своих страницах коммерческую рекламу. Единственной формой внешней информации о пополнениях является участие в проекте "Новости электронных библиотек" [16]. Тем не менее, библиотека VIVOS VOCO не обойдена известностью и включена в рекомендательные списки по меньшей мере на сотне сайтов.

Их состав может рассматриваться как критерий правильности издательской политики. С этой точки зрения представляется важным, что VIVOS VOCO рекомендуется как источник добротной информации многими научными и образовательными сайтами. Не менее важно, что в этом качестве VIVOS VOCO положительно оценивают носители самых разных политических и религиозных убеждений.

VIVOS VOCO не участвует в рейтингах и не представляет на своих страницах число посещений и другие данные серверной статистики. Это сознательная политика, имеющая целью освободить читателя от внешних вляний, оставляя его наедине с текстом. Тем не менее, статистические данные собираются и анализируются с целью оценить читательские предпочтения, географию и динамику распределения читателей, относительную популярность публикаций разных журналов и т.д.

* * *

Поговорка гласит: "Кто умеет что-то делать - делает, кто не умеет - учит как делать, а неспособный ни к тому, ни к другому - учит, как надо учить". Памятуя о ней, автор в меру сил избегал сколько-нибудь конкретных советов и рекомендаций, тем более,что Сеть не слишком к ним прислушивается, повинуясь лишь внутренним законам и внешним инвестициям. Его целью было лишь сделать набросок, стимулирующий дискуссию специалистов. Такая дискуссия, строго говоря, должна предшествовать интернетным реформам в образовании, а не догонять их. Но - лучше поздно, чем… уже поздно.

Примечания

1.Карлов Н.В., Кудрявцев Н.Н., Вестник РАН, т. 71, №7, с. 579-586, 2001 г. (http://vivovoco.nns.ru/VV/JOURNAL/VRAN/INTEDU.HTM)

2. Арапов М.В., Курьер образования, №2, 1997 г.; (http://www.ripn.net/infomag/dbase/N003R/971104-005/0arap.html)

3.Асмолов А.Г., Интервью газете "Культура", №44 (7252), 23-29 XI, 2000 г.; (http://archive.kultura-portal.ru/archive/2000/44/rub3/3.asp)

4.Иванов А.С., Поройков В.В., http://www.ibmh.msk.su/bioinformatics/course01.htm

5. И. В., http://www.pcweek.ru/Year2000/N40/CP1251/Cats/chapt2.htm

6. Перли Б.С, http://www.nv.ru/nver/001102.htm

7. Костинский А. , http://www.svoboda.org/programs/SC/2000/SC1031.shtml

8.http://www.elibrary.ru

9. http://www.inion.ru

10. http://www.viniti.ru

11. http://edu.mccme.ru/School/INet/sch1543/index.htm

12. Шкроб А.М., http://all.edu.ru/ie/public2.html

13. Шкроб А.М., http://www.goethe.de/oe/mos/medkon/DATA/DATA_WWW/SECTION/SECTION4/SPEAK9/4_S9PR.PDF

14. http://vivovoco.nns.ru

15. http://orel.rsl.ru

16. http://www.russ.ru/krug/biblio/


Об авторе

Шкроб Александр Моисеевич - канд. хим. наук, вед. научн. сотр. Института биомедицинской химии РАМН, редактор-издатель сетевой образовательной библиотеки VIVOS VOCO. Электронная почта: shkrob@ibmh.msk.su I

© Шкроб А.М., 2001
Последнее обновление страницы было произведено: 2003-12-09

Все предложения и пожелания по содержанию и структуре портала направляйте по адресу rdlp@iis.ru